Упражнения на кольцах

Текст: Юлия Фуколова
СЕКРЕТ ФИРМЫ
03.02.2014

Они выдержали бешеный конкурс, согласились на несколько лет стрессовой работы и невысокую зарплату, а скоро останутся не у дел. Это venue managers — руководители олимпийских объектов.

«Понимаете, это «магия колец»,— говорит руководитель комплекса для соревнований по лыжным гонкам и биатлону «Лаура» Андрей Марков, объясняя, почему в свое время подал заявку на конкурс venue managers (с англ.—менеджер объекта). Так в МОК называют руководителей объектов, которые страна открывает к Олимпиаде.

«Магия колец» пришла в Россию в 2007 году, когда объявили столицу XXII зимних Олимпийских игр. Но к 2010-му многие объекты существовали только на бумаге. Не было и профессионалов, которые могли бы их возглавить. В оргкомитете «Сочи-2014» решили искать кандидатов на открытом рынке.

Venue managers предстояло, во-первых, заняться контролем и мониторингом строительства, организовать отношения с МОК, спортивными федерациями, с инвестором и подрядчиком олимпийского сооружения, который передается оргкомитету только на время Игр. Во-вторых, менеджер должен наладить на объекте работу около 30 различных служб (транспорт, размещение, питание и др.). Это непросто, к тому же нужно привыкнуть к матричной системе управления, ведь сотрудники этих служб подчиняются не только venue managers, но и главам соответствующих направлений оргкомитета. В-третьих, каждый руководитель должен не только разобраться в технических тонкостях, но и организовать работу волонтеров, подготовиться к приему зрителей. Зарплата у venue managers существенно ниже, чем у топ-менеджеров в бизнесе. Им не полагалось «традиционных» благ — отдельного кабинета, секретаря, водителя и т. п. «Наверное, проще было найти волшебников»,— шутили в оргкомитете «Сочи-2014».

 

Проект начался в середине 2010 года, к работе привлекли подрядчиков — кадровые агентства Kelly Services и Adecco Group Russia, компании Detech, PwC. Все они, как и многие другие поставщики Игр, оказывали услуги на спонсорской основе в рамках маркетинговых договоров.

Спортивный азарт

«Однажды я увидел по телевизору сюжет про Олимпийские игры в Сочи и решил, что должен внести вклад в этот проект»,— рассказывает Роман Костенко, который сейчас возглавляет стадион «Фишт». В то время он работал в Москве исполнительным директором кондитерского концерна, а еще раньше — коммерческим директором крупного импортера рыбы. Подбирая сотрудников на Headhunter.ru, Костенко увидел объявление, что требуются руководители на олимпийские объекты в Сочи. «Я понял: это именно то, что мне действительно интересно»,— говорит Роман. Акционеры, которым он сообщил, что будет участвовать в конкурсе, отнеслись к идее с пониманием. Хотя уход топ-менеджера из бизнеса на несколько лет — риск для карьеры.

Кандидатов в venue managers искали с помощью рекламы в интернете и публикаций в газетах. Рекрутеры звонили людям и напрямую. Именно так, например, вышли на нижегородца Александра Коваленко — сейчас он возглавляет центр санного спорта «Санки», а раньше занимался коммерческой недвижимостью, в том числе в фитнес-индустрии. На конкурс прислали резюме более 2,5 тыс. человек из разных уголков страны, из них нужно было отобрать около 20.

Организаторы конкурса разработали модель компетенций — их получилось десять (системность мышления, стрессоустойчивость, лояльность и др.). «Обычно компетенций бывает семь-восемь,— говорит управляющий партнер Detech Светлана Симоненко.— Если больше восьми, значит, людей ждет очень сложная деятельность». Первым фильтром стало телефонное интервью (его проводило Kelly Services), после которого выбрали около 300 человек. Дальше применяли более тонкие методы оценки.

В частности, личностные опросники (тест 15 FQ+ для выявления скрытых личностных барьеров, мотивационный тест Deep Drivers и др.). Были и тесты на анализ вербальной и числовой информации, разработанные Detech специально для топ-менеджеров. Кандидату предлагали сложный деловой текст, например, про экспансию китайских производителей, с таблицами и графиками. Нужно было уловить тенденцию и выбрать единственный правильный ответ. «В вербальном тесте на 32 вопроса дается 22 минуты. В числовом — 19 вопросов и 24 минуты. Если у человека нет базы знаний и навыков, он не справится»,— говорит Светлана Симоненко.

Самая сложная процедура — центр оценки (assessment center) — заняла целый день. Здесь участвовали уже 48 кандидатов, в группах по шесть-восемь человек, некоторые проходили оценку персонально. Участникам предложили групповой кейс, индивидуальные задания, а затем ролевую игру. Например, за 20 минут выстроить отношения с коллегой, который по статусу немного выше, на словах поддерживает проект партнера, а на деле саботирует.

Консультанты подготовили отчет по каждому кандидату с указанием его сильных сторон и основных рисков. Два человека еще во время центра оценки поняли, что не тянут, и сами отказались от участия в конкурсе.

В итоге после многомесячного марафона оргкомитет «Сочи-2014» отобрал 17 человек. «Когда я получил приглашение, мы провели семейный совет,— рассказывает Александр Коваленко.« С одной стороны, проект уникальный, такой шанс выпадает раз в жизни. С другой стороны, работа поглощает на 200%, на семью времени не остается. Но решили, что стоит принять предложение. В конце концов, весной 2014 года все заканчивается».

Квалификационный забег

Каждый venue manager мог выбрать себе олимпийский объект, оргкомитет «Сочи-2014» по возможности учитывал эти пожелания. Например, Андрей Марков — 11-кратный чемпион мира по арчер-биатлону (в этом виде спорта стреляют не из винтовки, а из лука). В 2005 году он ушел из спорта, работал тренером, создал в Ханты-Мансийском автономном округе Федерацию стрельбы из лука. В общем, лучшая кандидатура руководителя для лыжно-биатлонного комплекса «Лаура». Дворец зимнего спорта «Айсберг» возглавила Светлана Бажанова — конькобежка и олимпийская чемпионка. » Меня интересовали грандиозные мероприятия, церемония открытия и закрытия Олимпийских игр, поэтому я хотел работать на стадионе «Фишт»,— рассказывает Роман Костенко.— Оргкомитет с моим выбором согласился».

В течение первых четырех месяцев большую часть рабочего времени менеджеры изучали документы МОК — огромный объем информации, так называемые технические мануалы. Кроме того, для них провели семинары по строительству олимпийских объектов, информационным системам и т. п. Чтобы руководители «понюхали пороху», оргкомитет «Сочи-2014» разработал программу «Практика» — стажировки на крупных спортивных соревнованиях в России и за рубежом. Venue managers могли поработать на этапах чемпионатов мира, национальных кубках, юношеских Олимпийских играх в Инсбруке — всего около 100 мероприятий. Полезной была и поездка на Олимпиаду в Лондоне в 2012 году. Так, Андрея Маркова поразило внимание к мелочам на Паралимпийских играх в британской столице — устройство комментаторских кабин для инвалидов, четкая работа службы такси в олимпийском парке. На другом мероприятии он оценил систему провоза винтовок в аэропорту. После возвращения каждый менеджер делал доклад в оргкомитете.

Для развития лидерских компетенций компания PwC разработала программу «Путь к успеху». На модуле «Управляй собой» слушатели осваивали навыки кросс-культурного взаимодействия, общения с представителями разных поколений, с прессой и т. д. На модуле «Управляй командой» менеджерам объясняли, как мотивировать людей, давать обратную связь, работать с волонтерами. Вели занятия около 40 экспертов, в том числе топ-менеджеры из бизнеса. Модуль «Управление ситуацией» готовили специалисты МЧС: они проигрывали разные моменты, которые могут возникать на массовых мероприятиях. Скажем, зритель пришел с фальшивым билетом и устроил скандал, требуя его пропустить.

Директор The McGannon Institute Майкл Макгэннон провел для менеджеров семинар «Здоровье лидера». Он учит управлять стрессом бизнесменов. Основная идея — лидеры должны делать работу, но не расплачиваться собственным здоровьем. «Умение следить за своим физическим и психологическим состоянием в период тяжелых нагрузок — такой же навык, как и любой другой»,— говорит партнер PwC Карина Худенко. В частности, Макгэннон определил биологический возраст менеджеров, дал индивидуальные рекомендации, кому-то посоветовал снизить вес, рассказал, что полезно есть, а что нет. Например, стоит выпивать ежедневно 100 мл красного вина и отказаться от другого алкоголя. Или употреблять чеснок, который поддерживает иммунитет. «Полезный был курс,— вспоминает Роман Костенко.— Чеснок, кстати, я люблю, а вино пить не получается, каждый день за рулем».

Олимпийские будни

Менеджерам объектов очень важно заботиться о своем здоровье: два с лишним года они жили в Москве, но два-три раза в неделю летали в Сочи. Окончательно перебрались на юг они лишь во второй половине 2013 года. Как и всем местным жителям, им часто приходится стоять в пробках. «Мой рабочий день начинается порой в шесть утра и заканчивается за полночь. Ночью, например, нужно было контролировать, как ведутся работы по настройке освещения трассы»,— рассказывает Андрей Марков.

Параллельно с возведением объектов и сдачей их в эксплуатацию на них проводили тестовые соревнования. «Сложнее всего было выдержать качество ледовой поверхности,— рассказывает Александр Коваленко.— Бетонный желоб длиной 2 км искусственно намораживается, потом идет проливка. А когда лед встанет, его обрабатывают при помощи ножей и скребков, чтобы добиться нужного профиля и толщины. Этим вручную занимаются специалисты-айсмейкеры, около 30 человек». На «Санках», кстати, была чуть ли не самая плотная программа тестовых соревнований: два этапа Кубка мира по санному спорту, четыре международных тренировочных недели и т. д. На «Лауре» прошли чемпионат России по лыжным гонкам, соревнования среди слепых и слабовидящих лыжников и др.

Накануне финала Паралимпийского Кубка мира по биатлону в марте 2013 года случился форс-мажор: штормовой ветер порвал тенты, повалил много деревьев. Было важно выстроить работу команды для устранения последствий. Организаторы поставили дополнительный тент, убрали деревья с трассы. Но вокруг еще остались ветки и мусор. Помогла погода: повалил сильный снег, его утрамбовали, и к утру трасса была полностью готова.

Единственный спортивный объект, на котором не проводят соревнования,— стадион «Фишт», но здесь вовсю идут репетиции церемоний открытия и закрытия. Роман Костенко готовится проводить здесь чуть ли не 24 часа в сутки.

Однако пройдет еще пара месяцев, и venue managers получат расчет. Чем они займутся дальше? Костенко говорит, что будет месяц отсыпаться и о дальнейшей карьере пока не задумывается. «У меня достаточно опыта и знаний, к тому же я в свое время работал маляром, клал плитку своими руками, нигде не пропаду,— рассуждает Андрей Марков.— Мне нравится спортивный менеджмент, но, если будут предложения из бизнеса, тоже готов». У Александра Коваленко контракт закончится раньше, чем у коллег: на его объекте не проводятся Паралимпийские игры. И 28 марта он выйдет на рынок труда. Вряд ли у кого-то из venue managers возникнут сложности в «мирной» жизни: им уже сейчас звонят хедхантеры. Видимо, тоже хотят заработать на «магии колец».

Светлана Симоненко, управляющий партнер компании Detech

Отбор кандидатов, которые будут управлять олимпийскими объектами, — уникальный опыт, потому что такой должности фактически не было на рынке. И это без права на ошибку, ведь на замену и обучение нового человека просто нет времени. Также не стоит забывать, что Олимпийские игры — проект, у которого есть начало и конец, после него всем придется искать новую работу. За это короткое время нужно выложиться по полной.